Бестселлер Алексея Сальникова — к выходу фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе»

Фильм участник основного конкурса Каннского кинофестиваля 2021 года появится на больших экранах с 9 сентября 2021 года. Главные роли исполнили Чулпан Хаматова, Юлия Пересильд, Семён Серзин, Иван Дорн, Юрий Колокольников. Продюсерами картины выступили Илья Стюарт, Мурад Османн, Павел Буря.

 «Петровы в гриппе» — это смешение жанров, абсолютно новый киноязык. Уникальное кино о прошлом и настоящем, о ностальгии, точно показывающее всю многогранность русской души.


Петровы — самая обычная семья. Он — автослесарь, она — библиотекарь, у них есть сын, но вместе они не живут. Казалось бы, ничего особенного. Но повседневная реальность взрывается в тот момент, когда семья заболевает гриппом, и жизнь оказывается полной безумия, фантастики и сюрреализма.


Книга Алексея Сальникова, безусловно, из ряда тех больших литературных событий, для которых «как» значит намного больше, чем «что». На пространстве четырехсот с лишним страниц герои перемещаются по городу, проваливаются в воспоминания, бултыхаются в гриппозном полубреду и все время пребывают на границе сна, яви, похмельных фантазий и температурных видений.


 «Роман невероятно богат темами, мотивами, лейтмотивами и построен по симфоническому принципу: какие-то сюжеты всплывают, какие-то уходят вниз, какие-то все время повторяются, как в сознании больного гриппом героя романа… Это симфоническое письмо мне безумно в Сальникове нравится», – рассказывает режиссер Кирилл Серебренников.


В романе Сальникова стираются границы не только между персонажами или гриппозными видениями и явью, но и между российским настоящим и позднесоветским прошлым. Сальников умеет быть предельно точным в топографических деталях, исключительно подробным там, где речь идет о рекламах, вывесках, дизайне остановок, бытовых движениях и телесных реакциях, но из этих подробностей в книге складывается не историческое время, а, скорее, историческое безвременье, российский морок, в котором ничто не происходит и всегда возможно все. Неслучайно, конечно, роман представляет собой своего рода путеводитель по советским 1970-м, с их андеграундной культурой, полузапрещенной западной музыкой, запойным чтением фантастики, интересом к психоделике — и полной исторической нечувствительностью, выпадением из большого времени на бюллетень для массово гриппующих.

Дата выхода в прокат в России: 9 сентября 2021

Производство: Hype Film (Россия), Kinoprime (Россия), Logical Pictures (France), Charades (France), Razor Film (Germany), Bord Cadre (Switzerland), ARTE FRANCE CINEMA (France), ZDF (Germany), Cinema du Monde (Франция)

Жанр: Драма

Режиссёр: Кирилл Серебренников

Автор сценария: Кирилл Серебренников

Автор книги: Алексей Сальников

Продюсеры: Илья Стюарт, Мурад Османн, Павел Буря

Оператор: Владислав Опельянц

В ролях: Семен Серзин, Чулпан Хаматова, Юрий Колокольников, Иван Дорн, Юлия Пересильд, Юра Борисов, Александр Ильин, Тимофей Трибунцев, Варвара Шмыкова

Прокатный рейтинг: 18+

Формат: 2D

 

О фильме и вокруг него

Илья Стюарт, продюсер: «Петровы в гриппе» – уникальное кино. Ты вспоминаешь детство, пытаешься разобраться в прошлом и настоящем нашей страны, в загадочной русской душе. И еще мне кажется, что это теплый новогодний фильм - очень бы хотелось, чтобы зритель выходил с этим ощущение после просмотра нашей картины».

Юлия Пересильд, актриса: «Этот фильм о всех нас и о нашей прекрасной сюрреалистичной жизни, которую мы не замечаем, а она всегда рядом с нами».

Семен Серзин, актер: «Для меня, наверное, это фильм о невозможности абсолютной любви. О том, что всю свою жизнь ты находишься в бесконечном поиске любви. Находишь ее в разных проявлениях – в любви к жене, к детям, к родителям, к земле, на которой живешь. Но все время это ускользает, а ты пытаешься за это уцепиться. И вот в этом парадоксе и живешь».

Иван Дорн, актер: «На мой взгляд, это фильм о болезненной инертной жизни постсоветского человека. О поиске себя. Мне кажется, в фильме в целом задается вопрос, что такое нормальность, социальная и личная, и где ее границы. И еще это реально метамодернистское кино, для меня – это новое слово в российском кинематографе».

Чулпан Хаматова, актриса: «Для меня этот фильм был как праздник. Потому что, когда ты участвуешь в том, что тебе самому интересно как артисту, в том, что тебя развивает, предлагает какие-то новые неожиданные вызовы, это всегда праздник. Когда ты доверяешь режиссёру, находишься с ним в сотворчестве, во внутренней гармонии, в ощущении постоянного движения, эксперимента. Тем более, когда это можно сделать в кино, где, в отличие от театра, редко бывает пространство для настоящего поиска и творчества. Но здесь было именно так, и это невероятное счастье».

Влад Огай, художник-постановщик: «Я люблю этот проект, он был в моей биографии одним из самых поразительных. Я как будто долго рос для него и, наконец, дорос и сделал все, что давно хотел сделать. Все то, что мне нравится, и все то, что мне ценно самому рассказать зрителям. Весь фильм соткан из тонких нитей воспоминаний как личных, так и авторских, и режиссерских, и всех остальных участников проекта. Для меня этот фильм, безусловно, о любви, о привязанности. О любви к родителям, к женщине, к мужчине, к семье, к детям. И о том, как все это нанизывается на твою жизнь, которая кажется вроде бы очень простой, но одновременно является совершенно невероятным приключением».

Кирилл Серебренников, режиссер: «Для меня «Петровы в гриппе» – это работа с прекрасным автором, мир которого оказался и моим миром, и, надеюсь, всем нашим тоже. Это работа с прекрасными артистами. Это попытка выразить нашу Родину через эмпатию и рассказать про свое детство, про страхи, про радости, про любовь и ненависть, про ярость и обожание, про одиночество, про мечту... Мне хотелось, чтобы в этом фильме было много чувственности, много любви. Я не собирался снимать это кино, оно как-то само ко мне пришло, поработило, и с большим удовольствием я отдался этому плену. Оно было в достаточно тяжелый момент моей жизни и главной отдушиной, и главной радостью, и может быть даже в чем-то спасительным кругом. Поэтому оно абсолютно искреннее и честное».


Пять причин прочитать книгу

  1. Алексей Сальников умеет писать так, словно разглядывает реальность в сложный оптический прибор, требующий корректировки фокуса и зума. Мир Петровых двоится, распадается на фрагменты, неправдоподобно укрупняется — как в гриппозном тумане.
  2. Роман-трип, пародийное психоделическое путешествие, придуманное Алексеем Сальниковым, уверенно вписывается в мировую андеграундную традицию — от «Москвы—Петушков» Венедикта Ерофеева до сочинений битников Джека Керуака и Кена Кизи.
  3. События романа «Петровы в гриппе и вокруг него» происходят в предновогодние дни, в атмосфере карнавального обновления: ответ новогодних чудес падает на все неправдоподобные, пусть и выписанные предельно реалистически перипетии в жизни героев.
  4. Книга о слесаре Петрове только притворяется незатейливой — перед читателем многослойное сочинение, как и положено большой русской прозе. Премии «Нацбест» и «НОС», отметившие «Петровых в гриппе и вокруг него», — для Алексея Сальникова точно не предел.
  5. Похмельное путешествие по заснеженному городу превращается у Сальникова в метафору русской жизни: недолюбленная, недолеченная, изнывающая в гриппозном бреду страна, как Петровы, ждет волшебной таблетки и совсем немного любви.

     

Отзывы на книгу

Укачанный чужой температурой и троллейбусными переездами читатель не сразу понимает, как до осязаемости понятный мир становится непонятным. Как в тексте без картинок запускается логика комикса. Как происходят хладнокровные убийства, воскрешения и встречи с античным божеством. «Петровы в гриппе и вокруг него» — стереокартинка, которая состоит из тысячи мелочей и выступающих за ней очертаний чего-то совсем иного.

Елена Макеенко, «Горький»

 

Петров — разный, и оттого он — почти никакой. В каком-то смысле таков и сам роман Сальникова. Он вроде бы про простую жизнь, но с таинственностью, довольно изощренный — и одновременно абсолютно доступный, болезненный, но не шокирующий. Он разбрасывает аллюзии, но не требует усилия. Намекает, что с русской провинцией что-то нечисто, но не описывает ее как кромешный ад. Не претендует на откровение. Оттого — задавая низкую планку ожидания — всякий раз пленяет, оказываясь чуть сложнее, чуть тоньше, чем кажется поначалу.

Игорь Гулин, «Коммерсант»

 


Фрагменты

Как всегда было с Петровым в метро, так произошло и на этот раз: он хватился, не пропустил ли свою остановку, когда поезд еще ехал в длинном перегоне между «Машиностроителей» и «Уральской», был там такой медитативный участок пути с некоторым изгибом, когда интересно становилось, какие вещи выделывает перспектива, если смотреть сквозь окна между вагонами на следующие вагоны; это напоминало толстый учебник по рисованию, который был у одного из школьных товарищей Петрова. Петров несколько раз брал почитать этот учебник, но всегда пролистывал и главу о перспективе, и главу о цвете, из главы о цвете он помнил только что-то про теплые и холодные цвета и про насыщенность, а больше не помнил ничего. Далее в учебнике были главы с гипсовыми слепками головы Аполлона, с гипсовыми кубами и шарами (хотя, если быть точнее, сначала были кубы и шары, а потом уже — голова Аполлона во множестве ракурсов), вот на этих главах Петров и зависал и никак не мог продвинуться дальше, хотя нет, продвигался.

 

Петров так устал за день, так хотел спать, что ему казалось, что то, что Сергей сидит у него и как прожектором светит вокруг своим эдиповым комплексом — это уже какой-то сон, потому что реальность содрогалась в глазах Петрова, он, стоя на ногах, отключался, глядя на Сергея, и порой слышал не претензии ко всему человечеству, а только бубнение, как в далеком радиоприемнике на соседской даче.

— Мне вообще-то на работу завтра, — сказал Петров. — Я понимаю, что это все важно очень — высказаться, — но совесть имей, ты собираешься уже умирать или нет?

 

Массу времени Петрова потратила на то, чтобы прочитать альманахи «Мира приключений», вот от них она почему-то была в полном восторге. Она почти не могла сочувствовать, но понять и представить себя в роли советского ребенка могла вполне. В моменты чтения она почти раздваивалась. Одна Петрова с увлечением читала советскую фантастику самых разных авторов, другая — видела себя со стороны в комнате со старенькими обоями. Этой второй Петровой почти жаль было, что железный занавес не дал попасть в библиотеку зарубежным фантастическим журналам и книгам шестидесятых-семидесятых годов, чтобы сравнить, так сказать, устремления масс людей по ту сторону. Да, что-то переводили и издавали, но издавали наиболее интересных, а Петровой хотелось почитать какое-нибудь убожество в затертой бумажной обложке.


 

Об авторе

Екатеринбургский писатель, поэт и прозаик, автор романов «Петровы в гриппе и вокруг него», «Отдел» и «Опосредованно». Лауреат премии «Национальный бестселлер» и «НОС», финалист премии «Большая книга».

Публиковался в журналах «Уральская новь», «Воздух», «Урал», «Волга». Стихи выходили в антологии «Современная уральская поэзия», в альманахе «Вавилон» и в «Литературной газете». Ученик известного писателя и педагога Евгения Туренко.

  • Бестселлер Алексея Сальникова — к выходу фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе»

Рекомендуемые товары

Петровы в гриппе и вокруг него

Петровы в гриппе и вокруг него

Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе «Вавилон», журналах «Воздух», «Урал», «Волга». Автор трех поэтических сборнико..

505.00 р.

Лучшая подборка книг